Здоровье общества - в руках человека
СЕПАРАЦИЯ ОТ РОДИТЕЛЕЙ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ШАНТАЖ
Дата создания: 24.11.2023
Дата обновления: 07.01.2024
Вас словно погружают в туман низменных чувств: страха, долга и вины.
Вы выросли. Вы хотите жить своей жизнью. Вы сообщаете об этом своим родителям - и вдруг слышите от мамы или папы, а то и от обоих хором, в ответ:
"После всего, что мы для тебя сделали..."
"Если бы ты на самом деле нас любил(-а)..."
"Как можно быть столь эгоистичным(-ой)?"

Увы. Скорее всего родители пытаются воспрепятствовать вашей сепарации от них при помощи особого вида манипулятивного поведения, называемого эмоциональным шантажом.
Суть эмоционального шантажа в том, что вас словно погружают в туман низменных чувств: страха, долга и вины. Эту формулировку придумала американский невролог и практический психолог Сьюзен Форвард в одноименной книге "Эмоциональный шантаж", написанной в соавторстве с Донной Фрейзер-Глинн. Статья, которую вы сейчас читаете, основана на этой книге.

По-английски аббревиатура FOG расшифровывается как fear (страх), obligation (долг), guilt (вина); а само слово fog переводится с английского как туман.

***

Слово социальному юристу

Неоднократно доводилось говорить, что препятствование сепарации детей - поведение не просто токсичное, а незаконное. Самостоятельность и самодостаточность выросшего ребенка как цель воспитания провозглашена Конвенцией о правах ребенка, которую ратифицировали все постсоветские государства. Право быть самостоятельным, самодостаточным и независимым - это естественное право каждого человека. По умолчанию считается, что родители обязаны беспрепятственно обеспечивать реализацию ребенком его субъективных прав. И закон не устанавливает такого, что ребенок до совершеннолетия сам ничего не может делать, а потом бац! - и все, сам выпутывайся и справляйся с минным полем под названием "жизнь".

Первая гражданская самостоятельность дается человеку в России отнюдь не в восемнадцать. А в шесть! Когда разрешается:
- принимать подарки, если договор дарения не требует государственной регистрации;
- совершать мелкие бытовые сделки на деньги родителей (покупку необходимых товаров - прежде всего продуктов);
- распоряжаться карманными деньгами на собственное усмотрение.

Если посмотреть, то уже свобода немалая - повторюсь, дана она шестилетнему ребенку!

В четырнадцать лет объем самостоятельности еще больше расширяется - недаром же человеку дали паспорт. Теперь можно, в плюс к тому, что было разрешено уже в шесть, еще и самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами - в том числе самостоятельно, на свое имя положить деньги в банк. (Правда, здесь есть нюансы, о которых я как-нибудь сделаю отдельный материал.) Если подросток склонен к творчеству, можно вспомнить, что творчеством тоже зарабатывают деньги - и заключить договор о реализации своих интеллектуальных авторских прав, тоже самостоятельно и от своего имени.

Полная дееспособность, то есть способность самостоятельно совершать любые сделки, наступает с возрастом совершеннолетия - то есть в восемнадцать лет. Однако если подросток успешно работает или занимается предпринимательской деятельностью с согласия родителей, с шестнадцати лет можно подать заявление об эмансипации - приобретении полной дееспособности, не дожидаясь совершеннолетия. Если родители (или попечитель, заменяющий родителей) согласны, решение об эмансипации принимают органы опеки по месту жительства ребенка; если хотя бы один родитель не согласен - эмансипировать подростка придется решением суда. Также уже в шестнадцать можно самостоятельно наниматься на работу (заключать трудовой договор) и становиться членом потребительского или производственного кооператива, в котором необходимо трудовое участие.

Если родители (или лицо, их заменяющее) не считают, что подрастающий ребенок достаточно зрел для самостоятельности - опять же, без доказательств это их субъективное мнение, и не более того. Мнение, которое стоит держать при себе и не мешать ребенку жить. Снова не родители, а закон может ограничить дееспособность гражданина или вовсе признать его недееспособным. И для этого должны быть веские основания, перечень которых в законе исчерпывающий.

Ограничить дееспособность можно в случаях, когда:
- гражданин злоупотребляет алкоголем, наркотиками или азартными играми и обязательно ставит тем самым свою семью в тяжелое материальное положение;
- гражданин способен понимать значение своих действий и руководить ими только при помощи третьих лиц (чему есть подтверждающее медицинское заключение - например, о наличии умственной отсталости или расстройства аутоспектра).

Признать гражданина недееспособным можно только в одном случае:
- психическое расстройство, исключающее (стойко и трудноизлечимо) способность гражданина понимать значение своих действий и руководить ими. Конечно, такое расстройство тоже обязательно должно быть подтверждено медицинским заключением.

Подросток, начиная с четырнадцати лет, может быть лишен права самостоятельно распоряжаться доходами - но, опять же, в пользу такого решения должны быть достаточные основания, свидетельствующие прямо и логично о неразумном распоряжении своими доходами. Например, отец-алкоголик послал сына работать, чтобы тот всю зарплату отдавал "папочке" на выпивку...

ВАЖНО: ОГРАНИЧИВАЕТ ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ГРАЖДАНИНА И ПРИЗНАЕТ ГРАЖДАНИНА НЕДЕЕСПОСОБНЫМ, А ТАКЖЕ ЛИШАЕТ ПОДРОСТКА ПРАВА САМОМУ РАСПОРЯЖАТЬСЯ ДОХОДАМИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СУД!!!

А иметь собственное мнение и принимать участие в обсуждении вопросов, непосредственно его касающихся, ребенок имеет право буквально с момента, как сказал первые свои связные слова, даже не предложения.

В целом вывод прост: родители (или тот, кто исполняет их обязанности) должны обеспечить реализацию законных прав своих детей и обязаны признавать и уважать эти права. Родители не имеют права при этом ни злоупотреблять собственными правами (так, что в итоге ребенку будет причинен вред - например, в виде выученной беспомощности), ни нарушать закон.

Засим, думаю, юрист может идти и передает слово психологу.
Психологические особенности эмоционального шантажа

Представьте себе войны в стародавние времена. Враг подходит к стенам крепости. Для начала надо предложить сдаться без боя. Но жители крепости против! И тогда враг начинает пугать: начинается предупредительный огонь или напротив - осада. Жители крепости как могут - сопротивляются. Но врагу нужно взять эту позицию: и он идет на штурм...

Точно так же происходит взаимодействие родителей и взрослеющих детей при эмоциональном шантаже с целью не допустить сепарации. Шантаж при этом проходит следующие этапы.

ЭТАП НУЛЕВОЙ: развиваясь гармонично, взрослеющий ребенок может совершенно справедливо затребовать того, чтобы ему было позволено самому принять то или иное решение. Это отправная точка для "объявления войны" и начала "боевых действий".

ЭТАП ПЕРВЫЙ: ТРЕБОВАНИЕ
Родитель выдвигает требование: "Сын (дочь), я вообще планировал, что ты останешься со мной навсегда". Сдайся без боя, ага. Прогнозируемая и естественная реакция ребенка: "Чтооооо???" - то есть начинается

ЭТАП ВТОРОЙ: СОПРОТИВЛЕНИЕ
Кто-то сопротивляется, прямо возражая, порой открыто посылая родителей по известной траектории. Кто-то замыкается в себе, отключив все внешние эмоции. Кто-то бежит в учебу или уже в работу. Словом - как в другой известной книге Пита Уолкера "КПТСР": реакция борьбы, бегства или "замирания" (англ. fight, flight, freeze). Мы пока не касаемся тех, кто предпочитает сразу уступить (англ. fawn или friend) - ибо все-таки реакция уступки не соответствует гармоничному развитию и сразу возникает редко.

ЭТАП ТРЕТИЙ: ПРЕССИНГ (ОСАДА)
Родители активно подталкивают ребенка к тому, чтобы он изменил свое решение в пользу согласия. Здесь может быть "монолог лектора" (словно родители не слышали отказа и не видели противоборства - они продолжат настойчиво, хотя и вежливо, дуть в свою дуду), манипуляции, "удивленные" упреки в эгоцентризме и бесчувственности. Обращаем внимание: родители уже начали напускать "туман" в виде страха, долга и вины, которые должен благодаря их прессингу испытать ребенок. Но пока страха не так много, как долга и вины.

ЭТАП ЧЕТВЕРТЫЙ: УГРОЗЫ (ШТУРМ)
Лейтмотив родительских слов, а порой уже и действий: "Ты об этом пожалеешь!". Наиболее часто родители могут угрожать своими проблемами со здоровьем ("из-за твоего упрямства у меня давление, у меня сердце и т.д."), вероятной смертью (пресловутое "ты меня в гроб вгонишь!"), потерей репутации ("я всем теперь расскажу, что ты за человек!"). Повторюсь - не так уж редко родители переходят от слов к действиям, особенно если в семье было принято не выносить сора из избы и шансы, что ребенок привлечет союзников извне, невелики. Вот это уже манипуляция на чувстве страха. Вся триада FOG окончательно в сборе.

Результатом упомянутых мер в понимании родителей должно быть одно - согласие ребенка жить по родительским правилам, то есть "чтобы мы оставались детьми" при них. Если впоследствии ребенок снова "взбрыкивает" и заявляет о намерении сепарироваться - в ход идет новый цикл эмоционального шантажа.

***

Конструктивный конфликт - или деструктивный шантаж?

Прежде чем перейти к типологии родителей-шантажистов, давайте научимся отделять эмоциональный шантаж от конструктивного спора, в котором целью является поиск оптимального решения поставленного вопроса.

Например: вы решили после школы поступать в медицинский институт. Но ваша мама знает: вы по натуре далеко не "ангел милосердия". Сколько было случаев, когда вы прямо демонстрировали: ваша высшая ценность в жизни - ваш собственный комфорт. Кроме того, ваш отец помнит пару случаев, когда у младшего брата была разбита коленка или набит синяк на плече в играх - а вы морщились так, словно вот-вот вам станет совсем нехорошо. И родители пытаются отговорить вас сделать карьерный выбор, который потом все равно с немаленькой вероятностью приведет к поиску новой профессии. Вы же автоматически думаете, что родители хотят, чтобы вы пошли в дело, которое для вас выберут они - и уже клеймите их шантажистами... Стоит ли спешить с выводами? Наверно, все же нет.

К признакам конструктивной дискуссии Сьюзен Форвард относит:
- родительскую откровенность;
- интерес родителей к вашему настроению и заботам;
- интерес родителей к тому, почему вы решили так поступить;
- ответственность родителей за свое участие в споре.

"Можно на кого-то рассердиться и при этом не оскорблять его эмоционально", - отмечает доктор Форвард.

Если же родитель ставит перед собой цель "победить вас", он поступает следующим образом:
- пытается вас контролировать;
- игнорирует ваши аргументы против;
- настраивает, что его поведение и мотивы выше ваших;
- избегает разговоров о своей ответственности в отношении к обсуждаемой проблеме.

Эмоциональному шантажисту плевать на ваши убытки от того, что он добьется своего. Эмоциональный шантажист в высшей степени эгоцентричен, причем эгоцентризм этот является неразумным.

***

Типы родителей-шантажистов

ТИП ПЕРВЫЙ: КАРАТЕЛЬ

Каратели - эмоциональные шантажисты, которые в ответ на ваше сопротивление сразу переходят к прямым угрозам, активным или пассивным. "Для него не важно, что вы чувствуете, в чем нуждаетесь. Вы, как личность, для него не существуете", - говорит о карателе Сьюзен Форвард.

Активный каратель угрожает словами. Кстати, в этом определенная выгода для вас: активного карателя можно быстро и просто распознать.

Если вы сопротивляетесь, родитель-каратель может угрожать вам:
- исключением из числа наследников (конечно, если есть что наследовать);
- порчей репутации ("я всем расскажу, какой ты!");
- потерей надежд на финансовую поддержку с его стороны;
- обрубанием деловых связей, необходимых вам.

Возможны и другие рычаги воздействия на вас - смотря в чем заключаются ваши потребности, которые вы не сможете обеспечить сами или сможете, но с большими затруднениями. Давайте приведем пример.

21-летняя Евгения, студентка литературного института, пошла работать копирайтером в крупную компанию. Мама Жени, воспитывающая ее с десяти дочкиных лет одна, хотела, чтобы дочь стала экономистом или юристом - там больше платят, и девушка смогла бы материально содержать мать на высоком уровне. Но Женя настояла на своем: только филология, только писательство! "Да и ты, мамочка, пока еще молода и не инвалид, сама можешь работать", - сорвалось с уст дочери. Конечно, мать не простила этого. Она сообщила дочери, что завещала квартиру, оставшуюся ей после смерти деда, местной больнице. "Добрым людям жилье нужнее", - язвительно сказала Жене мать. Женя же пришла к психологу с вопросом: может, нужно было бы быть с мамой мягче - ведь теперь ей придется самой зарабатывать на первый взнос?

Есть еще и пассивные каратели. Их основная реакция на ваше противодействие - игнор. "Молчаливые каратели баррикадируются за непроницаемым фасадом и переносят всю ответственность за свое поведение на нас", - говорит Сьюзен Форвард об этом подтипе карателей. Как родитель может повести себя подобным образом - приведем еще один пример.

25-летняя Наталия, бухгалтер, уволилась с работы, на которую ей после декрета помогла устроиться мать. Наташу не устраивало на этом месте ничего: ни абьюзер-босс, ни отсутствие перспектив роста, ни отсутствие творческого элемента в работе. Неплохие деньги, которые Наташа на этом месте получала, не компенсировали психологического дискомфорта. "Я там не бухгалтер, а оператор персонального компьютера!" - гневно воскликнула Наташа. Муж понял ее решение и согласился взять содержание семьи на себя, пока жена найдет новое место. Но мама Наташи не разговаривала с ней два месяца. Когда муж Наташи попытался выяснить у тещи, к чему такой демарш, мама Наташи с болью в голосе сказала, что Наташа предала ее, поссорив с нужными и важными людьми, благодаря связям с которыми удалось обеспечить дочке денежное место работы.

Игнор пассивного карателя может перейти в так называемый неглект - форму морального абьюза, при которой игнорирующий человек может и в ряде случаев даже обязан помочь игнорируемому, но не делает этого, поскольку "сейчас мы в ссоре".

35-летняя Лариса - инвалид первой группы с детства (ДЦП) и успешный писатель-публицист. Благодаря блогерству она хорошо зарабатывает как самозанятый гражданин. Лариса замужем, ее муж здоров. Однако в силу того, что Ларисе предстоял очередной месячный курс реабилитации в санатории, а муж не смог взять на это время отпуск, Лариса попросила свою мать-пенсионерку присмотреть за ее собакой (выгуливать днем). Мать отказалась это делать. "О псине своей заботишься, а о матери не способна", - услышала Лариса от матери. Они с Ларисой вообще уже почти полгода не разговаривали, потому что Лариса отказалась материально помогать матери - ее собственная реабилитация требовала немалых финансовых затрат, а помимо нее у мамы есть еще и младший сын, у которого все нормально с работой и который пока не женат. Нетрудоспособных родителей обязаны содержать только трудоспособные взрослые дети... За эти полгода Лариса пыталась дозвониться до матери - но та, видимо, поставила ее номер в бан. Удалось дозвониться только через брата. На консультации Лариса искренне плакала. Мать словно слепа, глуха и умственно неполноценна - твердит свое, дай денег, иначе говорит, что больше не будет общаться с Ларисой вообще. "Вот бросит тебя муж - кто станет о тебе заботиться?"

Пассивный каратель тоже может быть распознан достаточно быстро, поскольку рано или поздно он все же "заговорит" и выдвинет свои претензии, примерно так, как это сделала мать Ларисы.

***

ТИП ВТОРОЙ: САМОПОЖЕРТВОВАТЕЛЬ

Принцип воздействия на вас этого типажа заключается в установке: "Если ты не сделаешь так, как я говорю, я так огорчусь, что могу причинить сам себе вред". Самая страшная угроза шантажиста-самопожертвователя - что он сведет счеты с собственной жизнью, ведь теперь ему незачем жить вообще. Давайте сразу на практическом примере.

Программист Виталий смог к 30 годам заработать средства на первый взнос по ипотечному кредиту, чтобы купить свою собственную квартиру. Исполнялась его давняя мечта - а то в родительском доме был настоящий цыганский табор: мать, разведенная сестра с ребенком, брат с семьей (жена и двое детей). Конечно, "четверка" в центре города, давным-давно данная покойному отцу за успешное руководство заводом - завидное жилье, но не тогда, когда в нем по сути живут четыре семьи. Для интровертного Виталия было большой радостью наконец переехать пусть и в однушку на окраине - но собственную. Одно беспокоило молодого человека: как отреагирует мама? И беспокойство было не напрасным. Увидев сборы сына, мать запричитала, что теперь ей будет не с кем поговорить - старшая дочь занята дочерью-подростком (эта вообще отрезанный ломоть, вся в папашу пошла), а младший сын все занят тем, чтобы прокормить свою ораву (и куда нарожали, бабушку не слушали?). "Значит, недолго мне осталось - готовься, сынок, к моим похоронам и поминкам. И лекарств больше пить не стану, зачем мне теперь жить?" - причитала мать. Естественно, Виталий обратился на первую консультацию с огромным чувством страха и вины, с примыкающим к ним чувством долга...

Хочу вас сразу успокоить: Виталий переехал в свою квартиру, а вскоре женился на коллеге-единомышленнице. Однако то сестра, то брат периодически звонят ему со словами, что мама просила приехать. "Хоть вторую сим-карту заводи, а на этой родных бань", - сетует молодой человек. Виталий с женой пока боятся говорить матери, что ждут прибавления в семействе - иначе она точно с собой что-то сделает. Заодно Виталий поговорил с племянницей, дочерью старшей сестры, 15-летней Лизой, чтобы она так открыто бабушке не грубила. Спорный шаг - но он может помочь.

А вот героине следующей истории повезло меньше.

27-летняя Юлия - единственная дочь у своих родителей, единственная внучка у деда с бабушкой по материнской стороне (мать давно разведена, с родней бывшего мужа не общается и дочери не советует) и младшая племянница в большом роду. Как раз бабушка-долгожительница возлагала на Юлю большие надежды: что именно она станет помощницей ей и маме, которая так и не построила личную жизнь снова. Но у Юли были другие планы: карьера и работа, да и на личной жизни Юля не хотела ставить крест. Ее первый брак оказался не слишком удачным: муж оказался запойным алкоголиком. Разведясь, Юля вернулась в родительский дом, предупредив, что ненадолго: будучи адвокатом, она уже заработала деньги на собственное жилье, которое должны сдать через полгода. Она даже чемоданы с вещами не стала полностью разбирать. Но за эти полгода бабушка стала резко сдавать и в итоге умерла за два месяца до Юлиного переезда к себе... Юля все равно переехала. Мать теперь обвиняет Юлю в том, что та ускорила бабушкин уход, слишком резко сообщив той новости о желании жить отдельно. На Юле осталось огромное чувство вины. О том, что бабуле на момент смерти было без года сто лет (мама Юли была поздним "послевоенным" ребенком), мама почему-то ни разу не вспомнила.

О том, что после далеко не всегда значит вследствие, мы еще поговорим. А сейчас можем сказать, что и мама Виталия, и бабушка Юли проявили себя как типичные самопожертвователи.

***

ТИП ТРЕТИЙ: (ВЕЛИКО)МУЧЕНИК

Лейтмотив шантажиста-мученика: "Если не сделаешь, как нужно мне, я буду страдать - и ТЫ будешь в этом виноват". В отличие от самопожертвователя мученики не прыгают в окна и не пьют яд - они страдают длительно и мучительно. При этом они могут или "привычно" для такого типажа ныть, или молчать. "Слабые тираны" - так называет этот типаж эмоциональных шантажистов Сьюзен Форвард.

Родитель-великомученик на отказ сына или дочери сделать так, как он хочет, начинает нытье на тему: "никто меня не любит, никто не приласкает, пойду я на болото, наемся червячков" (с). Сьюзен Форвард также отмечает, что великомученик может добиваться своего именно на "определенном очаровании вечного неудачника".

Людмила, 17 лет, студентка, жалуется на свою бабушку. Бабушка требует, чтобы внучка, приходя с занятий в колледже, обязательно зашла к бабушке (она живет в том же доме, что и Люся с родителями, просто в другом подъезде) и рассказала ей буквально всё, что происходит в ее жизни. Стоит Люсе отказаться (факультатив, студенческое мероприятие, встреча с подругами и т.п.), бабушка начинает ворчать, причем кажется, что остановиться не может. Люся вешает трубку - бабушка звонит ее отцу (своему сыну) и требует, чтобы внучка "вошла в положение, что иначе я от тоски зачахну" дома в четырех стенах. Как только Люся возражает, что зачем бабушке сидеть все время дома - пусть выйдет во двор и поговорит с соседками, бабушка воспринимает это как личное оскорбление. О чем ей с "этими" разговаривать, когда она дама крайне образованная? И так далее, и так далее...

Опасность ситуации в том, что бабушка, накручивая себя таким образом, может и впрямь заболеть: поднимется давление или закружится голова. В таком случае она снова звонит внучке и говорит, что по ее вине бабушка не может выйти даже во двор... Получается замкнутый круг. Однако выход из такого круга на самом деле есть.

***

ТИП ЧЕТВЕРТЫЙ: ИСКУСИТЕЛЬ

Вот не каратель самый коварный из эмоциональных шантажистов. А искуситель. Ибо этот тип шантажиста умеет обнадежить и ободрить: если будешь поступать, как я хочу, получишь много полезного.

Чем вас прельщает родитель-искуситель? Скорее всего, исполнением вашей заветной мечты - однако, к примеру, в школьные годы вам могли говорить, что ваша мечта исполнится, если вы закончите полугодие только на "отлично" и "хорошо" (при этом ваши личные способности во внимание не принимались).

А во взрослом возрасте? Конечно, прежде всего наследством - если есть, что наследовать.

Мама, живущая одна в "сталинке" в центре города, не хочет, чтобы ее дочь с зятем жили у нее - и молодые приобрели "однушку" в ипотеку. Однако матери хочется, чтобы дочь развелась: зять - существенное препятствие в ее власти и контроле за дочерью. И она начинает намекать дочке: вот кабы ты одна жила, я бы тебе все по закону оставила, будешь как барыня в хоромах жить, найдешь куда более достойного, чем твой Петька...

Второй вариант - искушение карьерным ростом и приличными заработками.

Один весьма состоятельный юрист тоже был против брака своей дочери с гражданином одного из государств ближнего зарубежья. Адвокат считал зятя тунеядцем и альфонсом. Он часто говорил дочери, что был бы рад, если бы она была его помощником в консультации; но поскольку он не хочет содержать зятя, дочь должна сама позаботиться о работе. Отец также говорил дочери, что ее гонорары у него в конторе могли бы быть втрое выше, чем при работе по найму, но - выбор, конечно, за ней...

Предмет "искушения" может быть не обязательно материальным.

В одной семье крепко поссорились брат и сестра. Они перестали разговаривать и ездить друг к другу в гости. Девушка сильно переживала ссору с братом. Но "на помощь" пришла мама: она сказала, что может помирить сына с дочерью. От дочери нужна самая "малость": мать должна переехать к ней и жить на ее полном обеспечении...

Мы с большим трудом можем примириться с мыслью о том, что родственники могут обманывать и что им не стоит слепо доверять. Однако - слепо доверять не стоит никому.

***

Эмоциональный шантаж в разных лицах

Сьюзен Форвард предупреждает: не обязательно один шантажист будет чистым карателем, другой - чистым мучеником, третий... и так далее. Обычно шантажисты объединяют все четыре способа эмоционального шантажа, упрямствуя в достижении своей цели.

Вначале родитель-шантажист может воздействовать на вас искушением. Но вы не повелись, и он "включает" мученика. Вы снова не ведетесь - и вот уже перед нами методы самопожертвователя. Вы и на это не поддались - и тогда шантажист становится карателем.

Я бы остановилась на том, что на постсоветском пространстве еще недостаточно развито законодательство о причинении морального вреда, а также плохо работают суды - поэтому следует особенно подумать, как противостоять эмоциональному шантажисту, для которого нет преград и который искренне считает, что останется безнаказанным. Но - об этом поговорим позже и отдельно.

Пока приведу ситуацию для размышления. Осторожно: возможен триггер!

Еще один молодой специалист, мама которого всячески противилась сепарации, устроился на работу, чтобы понемногу накопить "финансовую подушку" и жить от матери отдельно. Мама хотела, чтобы сын оставался жить с ней и не с таким рвением отдавался работе - и она принялась за шантаж. Сначала стала манипулировать "морковкой" в виде щедрого наследства, которое - если сынок будет хорошо себя вести - достанется только ему, не будет поделено между ним и старшей давно замужней сестрой. Молодой человек отказался: ему банально хотелось СВОЮ жизнь. Тогда мама принялась ныть, как ей больно от того, что сын ее расстраивает. Сын снова не реагировал. Мама начала болеть: сначала показно, а потом... заболела взаправду. У нее диагностировали онкологию. Она тянула с обращением к врачам, хотя сын и дочь отправляли ее туда буквально пинками. К сожалению, в итоге мама умерла - не в больнице, а дома, поэтому на место ее смерти прибыли правоохранительные органы (подтвердить, что смерть не криминальная). В медицинских выписках лежало письмо, в котором мать просила винить в ее смерти "черствого и эгоистичного" младшего сына...

Конечно, "ложки нашлись" - экспертиза показала естественную смерть пожилой женщины от последней стадии онкологического заболевания, которое было признано наследственным (от такого же заболевания у матери умерла ее мать, а также тетя и один из братьев). Но осадок в виде многочисленных объяснений, которые нашему герою пришлось давать в ходе следствия - остался. Дело было прекращено за отсутствием события преступления - но дело БЫЛО. На молодого человека легла большая черная тень.

Но даже таким способам эмоционального шантажа можно противостоять.

***

Увы, в эмоциональном шантаже участвуют две стороны

Итак, вы не можете сепарироваться от родителей (или тех, кто для вас их заменяет), потому что те вас эмоционально шантажируют. Но дело не только в этом. А еще и в вашем ответе на шантаж. Это ни в коем случае не ваша вина - скорее, ваша беда, но проблема еще и в том, что вы ведетесь на эмоциональное шантажирование со стороны родителей и "выдаете" именно ту реакцию, которую от вас ждут. Вы погружаетесь в туман страха, долга и вины.

Есть такая поговорка: подарок становится вашим не тогда, когда вам его дарят, а тогда, когда вы его принимаете. Вот так же и здесь: проблема еще и в вашей реакции на эмоциональный шантаж.

Сьюзен Форвард отмечает, что в особой группе повышенного риска повестись на эмоциональный шантаж находятся люди, которые:
- чрезмерно нуждаются в одобрении;
- интенсивно боятся гнева в свой адрес;
- имеют насущную потребность в мире любой ценой (любимая пословица таких людей - о том, что худой мир лучше доброй ссоры);
- берут на себя чрезмерную ответственность за происходящее с другими людьми (это называется персонализацией);
- сильно сомневаются в своих достоинствах и твердости жизненной позиции.

Если хотя бы по одной черте вы узнали в этом описании себя - то прежде всего не будьте к себе слишком строги или обвинительны: вы делали все, что могли. Сейчас ваша цель - вооружиться знаниями об этих своих чертах и как следует их проработать, ведь эти черты в основном базируются на когнитивных искажениях. Когнитивные искажения можно и нужно устранить, заменив их логическими суждениями.

***

Эмоциональный шантаж - это абьюз

И наконец, что надо четко понимать, когда вы распознали в поведении своих родителей эмоциональный шантаж: их поведение для вас абьюзивно. Оно причиняет вам серьезный вред, несмотря на все признания в любви и желании исключительно добра.

Никаким добром, никакой любовью эмоциональный шантаж и не пахнет. Это торжество эгоцентризма, наносящее вашей душе синяки и шишки, незаметные глазу, но очень болезненные.

Сьюзен Форвард говорит, что основная абьюзивная, вредоносная роль эмоционального шантажа - это посягательство на вашу целостность, то есть на убеждения, позволяющие вам самостоятельно руководить своей жизнью.

Целостный человек с адекватной системой ценностей и адекватной самооценкой стоит в жизни на следующих убеждениях, как на фундаменте:
Я отстаиваю свои убеждения.
Я не позволяю страху управлять собой.
Я противостою людям, которые меня обидели.
Я сам определяю, кто я есть, и не полагаюсь на оценку окружающих.
Я держу данные себе обещания.
Я защищаю свое физическое и психическое здоровье.
Я не предаю окружающих.
Я всегда правдив.

А что делает эмоциональный шантажист? Он, точно бильярдными шарами, разбивает эту целостность. Имена шаров вам уже хорошо известны: Страх, Долг, Вина.

И человек во власти шантажиста начинает сомневаться в себе, предавать близких, оправдываться, может даже физически заболеть или почувствовать, что буквально сходит с ума. Он теряет как близких друзей, так и собственные эмоции.

Самое страшное в эмоциональном шантаже, на мой взгляд - это стремление шантажиста заставить человека предать самого себя. Пятому помощнику "Титаника" Гарольду Лоу, спасшему в ту страшную ночь десятки людей, приписывают слова о том, что самое страшное предательство - это предательство собственной совести. Вот о чем и речь.

Итак, эмоциональный шантажист - абьюзер. Даже если это мама! Главное - не степень родства, а дела человека. Не стоит жалеть абьюзера и тем более его спасать, защищаясь словами о том, что "у него не было иного выхода". Выход есть всегда, а выбрать неабьюзивные, безвредные способы поведения человек просто обязан.

От абьюзера можно и нужно дистанцироваться как можно быстрее и дальше. В следующих постах будут подробные разъяснения, как это можно сделать.



© Ксения Валерьевна Васильева
e-mail: vasilyevasocpravo@gmail.com
Made on
Tilda