Самохвалов как жертва?
Большинство зрителей "Служебного романа" сходятся во мнении, что Юрий Григорьевич, назначенный заместителем начальника статуправления, в своем поведении с Ольгой Петровной Рыжовой проявил себя как отъявленный подлец. Но не все с этим согласны...
Уже лет пять точно в русскоязычных блогах процветает своеобразная мода на переосмысление «типичного» восприятия героев известных советских фильмов. Кто (и на мой взгляд – совершенно справедливо) упрекает Гошу, который он же Гога, он же Жора, он же Георгий Иваныч ("Москва слезам не верит") в мизогинии; кто скромника и маминого сыночка Женю Лукашина и вовсе в нарциссисты записал… Объектом для обсуждения стал и Юрий Григорьевич Самохвалов. Такой ли он подлец, вдруг если присмотришься к мелочам, то увидишь, что он жертва?
Кадр из фильма "Служебный роман" (СССР, 1977).
Самохвалов - Олег Басилашвили, Шура - Людмила Иванова
Глубоко уважаемая мной Наталья Радулова написала, на мой взгляд, очень хорошо логически построенную статью с аргументированным мнением, что в конфликте Юрия Григорьевича Самохвалова и Ольги Петровны Рыжовой в «Служебном романе» гораздо больше виновата Ольга. В самом деле - будучи замужем, имея массу проблем дома, она начала открыто преследовать своего начальника, мешая работать и ему, и себе, и всей конторе, а если бы еще и "добрые люди" перенесли все на хвосте мужу, который реабилитируется после оперированной язвы желудка... Можно и дальше крутить - Ольга ставит в не очень-то ловкое положение и своего друга Анатолия Ефремовича Новосельцева, который, будучи как человек эмпатом, не мог оставаться в стороне, как ни старался. И вот, если действительно "Рыжова сама виновата", то Юрий, соответственно, жертва ситуации, и вся его вина в том, что он разобрался в этой ситуации «по-зарубежному», не учитывая, что у нас иные общественные ценности.

При всем уважении к Наталье – возражу. Поступок Юрия действительно подлый. И вот чем я это аргументирую.

Итак, Наталья справедливо замечает, что в случае преследования по личным мотивам (что, собственно, вольно или невольно получилось у Ольги Петровны) потерпевшая сторона за рубежом обращается в отдел кадров или к корпоративному психологу. Сами понимаете, что в СССР отдел кадров занимался исключительно бумажной работой, а о корпоративном психологе по сей день не везде слышали. Так что остается Юрию Григорьевичу – правильно, остается профсоюз. Но в чьем лице он в статистическом управлении?

Вот именно. В лице Шуры, которую мы все помним, как описывает Анатолий Новосельцев: симпатичной, но активной, выдвинутой на общественную работу и никак не задвигаемой обратно (напомню, вообще Шура работает в статуправлении бухгалтером).

Самохвалов что, слепой?! Или, может быть, умственно отсталый?!

Кстати, мне встречалась позиция, что Самохвалов глуп в эмоциональном плане, то есть в отличие от своего друга Новосельцева - лишен эмпатии напрочь. Не могу согласиться, поскольку в таком случае дослужиться до его актуальных высот ему было бы крайне сложно. Эмоциональная инфантильность - такая вещь, которая очень заметна в момент, когда человек становится начальником. И вряд ли человека, который не является эмпатом, в СССР стали бы двигать в руководители.

Самохвалов что, не видит и не понимает, кто такая Шура?

В самом деле, когда мы смотрим в "Служебном романе" сцены с Шурой, думаю, многим на ум приходит цитата из другого знаменитого советского фильма, «Ищите женщину»: «Мадемуазель Алиса, если мне понадобится о чем-то оповестить весь Париж, я просто расскажу новость вам по секрету!».

К тому же, когда даже Шура резонно замечает, что письма Ольги Петровны – это очень личный вопрос и ей неловко читать их вслух, что отвечает Юрий Григорьевич? Что у него нет ничего, что он может скрывать от коллектива!

Вот в чем подлость. Юрий Григорьевич не делает этот вопрос личным, несмотря на то, что понимает, насколько огласка истории будет не просто неприятна Ольге, а нанесет ей удар. И он именно хочет нанести этот удар, для чего ему и потребовалась именно Шура. Вот в этом дело, а не в прибегании Юрия Григорьевича к помощи третьих лиц для разрешения конфликтной ситуации.

Был еще один человек, который разболтал эту личную историю – секретарша Вера. Но опять же, кто косвенно этому способствовал? Опять же сам Самохвалов, когда он оставил одно из личных писем на столе и не запер кабинет!

А что мог бы сделать Юрий Григорьевич, чтобы ему кто-то помог разобраться в ситуации, если он сейчас не справляется сам?

Первый вариант мне предложили мои друзья на Фейсбуке. Все-таки не выносить ситуацию за узкий круг участников, имеется в виду сам Самохвалов и Ольга. "Пригласить Ольгу в кафе и повспоминать с ней студенческие годы, а потом честно и без обиняков сказать, что хорошие воспоминания не прорастают". То есть откровенно, может даже длительно по времени, объяснить Ольге, что сейчас они уже не могут быть возлюбленными. Вероятно, воззвать к чувствам Ольги к мужу и к ответственности за сына. Сказать, что сам любит жену. В общем, что их личные отношения остались в далеком прошлом.

Второй вариант - попросить о помощи Анатолия как общего друга. Чтобы он, хорошо знающий Олю, помог ей отвлечься, переключиться на что-то другое, что заинтересует ее не меньше, чем воспоминания о студенческом романе. И в то же время чтобы это что-то было позитивным, ибо Ольге сейчас и впрямь не сладко. Впрочем, как называется происходящее с ней с точки зрения науки управления персоналом - поговорим позже отдельно.

Ну, и "оружие последнего боя", оно же "терапия отчаяния" - это обратиться к самой Людмиле Прокофьевне. Ведь как понимает тот же Анатолий, она вовсе не сухая старуха, да и по тому, как она ставит на место Шуру, когда та пытается обсудить с ней детали поведения Ольги, многое видно - в частности, что Людмила Прокофьевна именно тот начальник, который может действительно помочь в подобной ситуации терпеливо, тактично и конфиденциально.
24 июня 2021 г., обновлено 05 августа 2021 г.

(с) Ксения Валерьевна Васильева
Кадр из фильма "Служебный роман" приведен в информационных целях

© К.В. Васильева, 2020-2021
Made on
Tilda