Эмоциональное выгорание Ольги Рыжовой
Ольге Петровне Рыжовой, пожалуй, из всех героев "Служебного романа" сейчас достается больше всего. Когда стало модно говорить о харассменте, то есть моральных домогательствах на работе...
А я снова возражаю. Не вина Ольги Петровны, что она так себя повела с Самохваловым. А большая беда. Причем не только ее личная, но и в целом беда советской системы психологического консультирования и управления персоналом. Ибо то, что происходит с Ольгой Петровной, называется весьма известным термином - эмоциональное выгорание.
Кадр из фильма "Служебный роман" (СССР, 1977).
Ольга Рыжова - Светлана Немоляева, Шура - Людмила Иванова
Я работаю преподавателем юридических дисциплин в вузе и своим студентам строжайше запрещаю пользоваться Википедией при подготовке к занятиям по праву. Мы с ними используем только законы и профессиональные их толкования. Но сегодня мы с вами говорим не о правовом, а о психологическом понятии, поэтому все же заглянем в Вики. Итак.

Выгорание (англ. burnout) — ...состояние физического и психического истощения, возникшее в ответ на эмоциональное перенапряжение при работе с людьми. Ему особенно подвержены люди, чья трудовая деятельность связана с регулярным общением с другими людьми, эмоциональными сопереживаниями, большой ответственностью, трудящиеся с профессией типа «человек — человек», так как именно они подвержены постоянному взаимодействию и общению с людьми. Выгорание также понимается как профессиональный кризис, связанный не только с межличностными отношениями, но и с работой в целом.

Непосредственно на работе, в статуправлении, Ольга Петровна не работает с людьми - а, к ее огромному, заметим, счастью, только со сводками, цифрами, отчетами, планами и сметами. Если бы она еще и в конторе работала с людьми, то ей бы стало плохо гораздо раньше и в гораздо более тяжелой степени, буквально до дурдома. Поскольку толчком к выгоранию у Ольги Петровны стали проблемы с ее близкими людьми - мужем и сыном.

К содержательному раскрытию понятия эмоционального выгорания приложила существенные усилия американский психолог, профессор Кристина Маслак, которая, кстати, приезжала в начале нулевых с лекциями в Россию, собрав в МГУ аншлаги. Профессор Маслак определила, что синдром выгорания включает в себя три составляющих: эмоциональное истощение, деперсонализацию («обезличивание» человека), а также редукцию личных достижений — умаление собственного достоинства. Не правда ли, если приглядеться, все три составляющие присутствуют у Ольги.

Потому что у нее дома происходит стечение тяжелых обстоятельств, которые по одиночке может и выглядят обыденно, но вместе наносят серьезный удар по эмоциональной сфере.

Итак, Алексей, муж Ольги, перенес операцию по поводу прободной язвы. По словам Ольги, "ему язву оперировал сам Покровский". Это не вымышленный персонаж, хирург профессор Покровский действительно работает в России до сих пор - конечно, в свои девяносто он уже не оперирует, но консультирует и преподает. Снова обратимся к Википедии.

"Анатолий Владимирович Покровский (род. 21 ноября 1930, Минск) — советский и российский хирург, крупный специалист и новатор в области сосудистой хирургии и ангиологии, доктор медицинских наук (1967), профессор (1968)", на сегодняшний день - академик РАН.

Если за дело лично взялся прославленный профессор, значит, случай был непростой. Говоря обыденным языком - муж Ольги Петровны чудом не умер. После операции его направили, как говорят в праве социального обеспечения, на долечивание в санаторий, то есть больничный лист после операции у него до сих пор не закрыт. Когда Алексей (отчество в фильме не указано) вернется к работе - таким образом, не известно. Что это означает, помимо переживаний Ольги за мужа как за близкого человека? Правильно, трудности в семье с финансами, тем более что профессора, простите, наверняка поблагодарили, да и лекарства, вероятно, пришлось хотя бы частично оплачивать из семейного бюджета.

Далее, такое заболевание, как язва, требует пожизненной диеты. А значит, Ольге Петровне приходится готовить еду на каждый прием пищи в двух вариантах: обычный стол себе и сыну и диетический для отца. Тоже недешево и затратно по нервам и времени, тем более что сайта с рецептами под рукой нет.

Теперь Виктор, сын Ольги и Алексея. Ему четырнадцать лет, а это значит, что он учится в восьмом классе. "Он спортсмен, имеет первый юношеский разряд по этим... по прыжкам в длину", - говорит о нем Ольга. И здесь давайте обратимся к нормативной базе советского спорта, а именно к Единой всесоюзной спортивной классификации, принятой в 1935 году и существовавшей до распада СССР. Историки спорта отмечают, что получить первый юношеский разряд по легкой атлетике молодой человек редко мог до достижения возраста 16 лет. Следовательно, Витя Рыжов - талантливый молодой спортсмен, традиционно (как, допустим, делали Арвидас Сабонис или Ринат Дасаев) "забивавший" на основные предметы. В одном из вариантов сценария "Служебного романа" Ольга жалуется, что она сама решает за сына задачи по математике, чтобы он не получил двойку и его не отстранили от тренировок. Тоже - это отнимает у Ольги и время, и силы, и нервы. Да и деньги, когда они есть - на репетиторов.

Вот такая "идиллия", в которой последний год вращается Ольга. Защитная реакция оптимистки - и та стала ее подводить. И она, как за соломинку, схватилась за Юру. (Скажите спасибо, что не за водку.) И не смогла с собой вовремя совладать.

Вот тут бы ей действительно терапию и тренинг. Только не такие, как "откровенная", а по сути обвиняюще-нравоучительно-высокомерная беседа с ней профорга Шуры в очереди за арбузами. Но в СССР не было консультативной психотерапии, хотя до революции научная школа была очень сильна. Что это? Разве Ольга виновата в том, что ее силы не безграничны? Нет, это именно беда и Ольги, и государства.
05 августа 2021 г.

Автор: Ксения Васильева
Кадр из фильма "Служебный роман" взят из открытых источников и приведен в справочных целях

© Ксения Валерьевна Васильева, 2020-2021
Made on
Tilda